Конечно, охватывали меня мысли о смерти. Хотела говорить о смерти, но не находила никого кто бы хотел на эту тему со мной говорить. Хотела свои дела перед смертью привести в порядок.

 

Когда болезнь неизлечима, происходит в какое то мгновение понимание неизбежной смерти. Об этом вообще тяжело говорить. Часто остаются люди одинокими с мыслями о смерти и своем горе.

Говорить о смерти тяжело с одной стороны из-за страха потери близкого человека, с другой стороны мысли о своей собственной смерти. Сложности добавляет и то, что мысли о смерти противоречивы. Зачастую желаем – с одной стороны, безболевой смерти близкого, с другой стороны чтобы он жил как можно больше. Расставание тем более тяжело, чем ближе был заболевший человек. Очень часто считают, что разговоры о смерти могут оскорбить больного, будто бы это было тоже, что и желание его смерти или ожидание ее.

Если больной даст понять, что он хочет говорить о смерти, было бы хорошо чтобы около него был тот, кто имеет смелость говорить на эту тему, осмеливается говорить о чувствах, связанных со смертью, о страхах и организации практических дел. В случае, если о больном дома заботится кто то из близких, естественно, что во время обычных дел и в минуты отдыха вспоминали о прошлом. Таким образом может открыться возможность говорить о смерти: многие из нас в прошлом пережили потерю близкого человека. В то же время заставить никого говорить о смерти. , если сам к этому не готов. То же относится и к близким.. В случае, если разговоры о смерти чувствуются сверх сил, не нужно себя к этому заставлять.

 

Да, мы говорили о смерти, говорили о вере и похоронах. Но чем ближе неизбежное подходило, тем больше тем выпадало из разговора. Так много осталось не примиренного, невыясненного и невысказанного…